Виртуальный литературный час




В первые летние дни мы, по традиции, вспоминаем творчество русского поэта Фёдора Ивановича Тютчева.

В Брянской области очередной раз прошёл (в этом году – в виртуальном формате) поэтический фестиваль — Всероссийский праздник поэзии «Родник поэзии твоей неиссякаем…».

Именно здесь, на Брянской земле, в деревне Овстуг, на берегу небольшой речки Овстуженки,  была расположена дворянская усадьба Тютчевых, где поэт писал свои замечательные стихи.

Первые поэтические чтения, посвященные творчеству Ф. И. Тютчева, прошли здесь ещё в июне 1961 года.

Воссозданный (по проекту В.Н.Городкова) усадебный дом,
в котором в 1986 был открыт музей Ф.И. Тютчева.

Давайте и мы сегодня вспомним
этого замечательного русского поэта!

Федор Тютчев родился 5 декабря 1803 года. Он происходил из старинного русского дворянского рода, который был известен с XIV века. Родители старались дать детям хорошее домашнее образование: учили русскому и французскому языкам, музыке. Детство будущего поэта, его брата и сестры прошло в родовой усадьбе Овстуг.

«Когда ты говоришь об Овстуге, прелестном, благоуханном, цветущем, безмятежном и лучезарном, — ах, какие приступы тоски по родине овладевают мною» — из письма Ф.И. Тютчева жене Эрнестине Пфеффель (в первом браке — Дёрнберг)

Федор Тютчев окончил Московский университет в конце 1821 года – на год раньше положенного срока. Для этого он получил специальное разрешение министра народного просвещения князя Александра Голицына.

Спустя год Тютчев переехал в Петербург. Там поэт стал служащим Государственной коллегии иностранных дел. В столице он жил в доме своего родственника графа Остермана-Толстого – героя Отечественной войны, генерала. Именно он рекомендовал отправить Тютчева в дипломатическую миссию в Мюнхен. Позже поэт писал родителям:

«Странная вещь — судьба человеческая. Надобно же было моей судьбе вооружиться уцелевшею Остермановою рукою, чтобы закинуть меня так далеко от вас!».

Неизвестный художник. Портрет Ф.И. Тютчева. Конец 1810-х годов.

В королевстве Бавария Тютчев прожил больше двадцати лет – окончательно он возвратился в Россию только в 1844 году.

В Германии он познакомился с философом Фридрихом Шеллингом, поэтами Иоганном Гёте и Генрихом Гейне.

Поэт переводил труды немецких философов и писателей, в том числе «Песнь радости» Фридриха Шиллера, посещал литературные вечера, переписывался с иностранными учеными, писал публицистические статьи на французском языке.

«Связи Тютчева с культурой Запада иногда изображаются односторонне – их сводят к немецким только связям. На деле же для Тютчева имели немалое значение и другие европейские авторы: он усвоил поэзию Байрона, не однажды обращался к Шекспиру, отлично знал французский романтизм, французский реалистический роман, французскую историческую науку. Мюнхен и Бавария, а потом на время Турин и Италия поучительны были для Тютчева не только сами по себе – они «вдвинули» его в Европу, из этих городов ему хорошо видна была политическая и культурная жизнь других европейских столиц» писал Наум Берковский («О русской литературе»)

Не оставил Федор Тютчев и литературного творчества. Во второй половине 1820-х он написал около семидесяти стихотворений, среди которых «Весенняя гроза», «Как океан объемлет шар земной…», «Silentium!» и другие. В эти годы поэт создавал философскую, пейзажную и любовную лирику. Позднее Валерий Брюсов писал о его творчестве в это время: «У своих русских предшественников Тютчев почти ничему не учился. В ранних его стихах есть влияние Жуковского и, отчасти, Державина; позднее Тютчев кое-что воспринял у Пушкина. Но в целом его стих крайне самостоятелен, своеобычен».

Тютчев очень требовательно относился к своему творчеству – много раз переписывал и переделывал уже готовые произведения, часть из них уничтожал. Он вспоминал: «Ах, писание страшное зло, оно как бы второе грехопадение бедного разума…».

Автографы стихотворений Ф.И. Тютчева.

Его стихотворения, даже опубликованные, в начале 1830-х были малоизвестны. И карьера Тютчева не была успешной – он получал небольшое жалование и жил небогато.

В 1835 году друг поэта Иван Гагарин вернулся из дипломатической миссии в Петербург и узнал, что в России Тютчева почти не знают. Гагарин уговорил поэта прислать ему в тетрадь с последними стихотворениями.

А затем показал все собранные рукописи Петру Вяземскому и Василию Жуковскому. Те передали произведения Александру Пушкину. Он прочитал их и в 1836 году напечатал в «Современнике» под заголовком «Стихотворения, присланные из Германии». «Мне рассказывали очевидцы, в какой восторг пришел Пушкин, когда он в первый раз увидал собрание рукописное его [Тютчева] стихов… Он носился с ними целую неделю» — писал публицист и философ Юрий Самарин.

Неизвестный художник. Портрет Александра Пушкина.


В мае 1837 года поэт приехал в Россию на несколько месяцев. Здесь он сочинил стихотворение «29-ое января 1837» о гибели Пушкина:

Мир, мир тебе, о тень поэта,
Мир светлый праху твоему!..
Назло людскому суесловью
Велик и свят был жребий твой!..
Ты был богов орган живой,
Но с кровью в жилах… знойной кровью.

С 1838 года Тютчев с дипломатической миссией в Турине.

В 1839 году Федор Иванович подал прошение, чтобы оставить службу. В Европе он оставался до 1844 года. В 1843 году познакомился с Александром Бенкендорфом, начальником Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Бенкендорф заведовал сыском и был шефом жандармов.

Тютчев показал ему свои философские труды – размышления о судьбе России и Запада, а Бенкендорф передал их императору Николаю I.

Родителям Тютчев написал: «Он [Бенкендорф] уверил меня, что мои мысли были приняты довольно благосклонно, и есть повод надеяться, что им будет дан ход». Николай I прочитал сочинения поэта и поддержал его идеи. Тютчев хотел изменить отношение европейцев к России и собирался публиковать в известных немецких и французских журналах статьи о политике. Император пообещал оказывать поэту поддержку и пригласил его в Петербург на аудиенцию. 20 сентября 1844 года Тютчев возвратился в Россию. Однако через три дня после этого умер Бенкендорф, который покровительствовал поэту. Как писал Иван Кожинов: «Смерть Бенкендорфа, очевидно, оборвала и осуществление всего тютчевского «проекта». В 1848 году Тютчева назначили старшим цензором при министерстве иностранных дел. Эта должность не приносила поэту больших денег, а работа казалась ему скучной и однообразной.

«К концу 40-х годов Тютчев стал проповедовать политическое и духовное обособление России от Европы. Согласно его трактатам, Россия – великая патриархальная империя, опора порядка, исповедница христианского безличия и смирения. Христианская идея отлично уживалась у Тютчева с завоевательным пафосом, с призывами к расширению территорий, к захвату Константинополя, который должен был, по его теории, оказаться центром государства, объединяющего славянские народы под властью русского царя» — писал Наум Берковский.

Фёдор Тютчев. 1848-1849 г. Санкт Петербург. Фотография.

В 1850 году поэт Николай Некрасов в своей статье назвал Тютчева «русским первостепенным поэтическим талантом». Вскоре после этого в журналах стали появляться его старые произведения, а сам Тютчев снова начал писать стихи и публиковать их. В начале 1850-х вышли «Как дымный столп светлеет в вышине!», «Слезы людские, о слезы людские», «О, как убийственно мы любим» и другие произведения. В это же время Иван Тургенев и Николай Некрасов подготовили к печати его первый сборник, который вышел в 1854 году. Большой для того времени тираж – три тысячи экземпляров – раскупили за короткий срок.

В это время поэт писал философские и любовные лирические стихи, которые объединились в так называемый «денисьевский» цикл: большую часть он посвятил своей возлюбленной Елене Денисьевой.

Елена Денисьева. Конец 1850-х годов. Фотография.




В 1862 году министерство иностранных дел возглавил товарищ Пушкина по Царскосельскому лицею князь Александр Горчаков. С ним у Тютчева сложились приятельские отношения, они много переписывались.

С Горчаковым поэт делился своими взглядами на внешнюю политику. Тютчев была близка концепция славянофилов: он полагал, что Россия идет по своему собственному самобытному пути и ее история кардинально отличается от истории европейских стран.

Эти идеи поэта проявились в его политической лирике, среди которой стихотворения «Молчит сомнительно Восток», «Умом Россию не понять…» и «Славянам».

«Политика и поэзия в самом широком значении этих двух понятий были сущностью его жизни, — политика мирной всецелой жизни человечества и политика как совокупность вопросов, живо и горячо затрагивающих интересы России и устраивающих ее будущность. Наряду же с политикой стояла и поэзия, являвшаяся чем-то родственным политике в духовном существе его…» — писал Владимир Мещерский в «Воспоминаниях»

В 1870-х ухудшилось и здоровье самого поэта. Вскоре после смерти Денисьевой у него умерла мать.

 Наум Берковский писал: «Тютчев был тяжело болен, но болезни своей признавать не хотел и порывался к деятельной жизни». Тютчев не уходил со службы и не слушал советов врачей, которые рекомендовали ему уехать в имение и пожить в спокойствии. В последние годы жизни поэт испытывал проблемы со зрением и речью, не мог писать, но продолжал диктовать стихи и статьи.

Незадолго до смерти Тютчев сочинил свои последние стихотворения «Бессонница» («Ночной порой в пустыне городской…») и «Все отнял у меня казнящий Бог…».

Федор Тютчев умер 27 июля 1873 года в Царском селе. Поэта похоронили на Новодевичьем кладбище в Петербурге.

Ф.И. Тютчев. 1867г. Санкт-Петербург. Фотография.

Интересные факты

1. Через свою мать Екатерину Толстую Федор Тютчев приходился родственником с другим классиком русской литературы – Львом Толстым. Они были шестиюродными братьями.

2. Одним из первых наставников Федора Тютчева был крепостной крестьянин его родителей Николай Хлопов, который обучал его грамоте. Незадолго до своей смерти, в 1826 году, Хлопов подарил поэту икону, которую тот хранил до конца жизни. На ней крестьянин подписал: «В память моей искренней любви и усердия к моему другу Федору Ивановичу Тютчеву. Сей образ по смерти моей принадлежит ему. Подписано 1826 Марта 5-го Николай Хлопов».

3. Тютчев никогда не бывал в имении Мураново, где в 1920-м году создали его музей. Эта усадьба принадлежала сыну поэта Ивану и его семье. После революции супруга Ивана Ольга Путята и внук Тютчева Николай придумали устроить в своем доме музей. Николай Тютчев до конца жизни был хранителем музейной коллекции и научным сотрудником Муранова.

4. Во время работы цензором Тютчев запретил печать и распространение главной книги коммунистов – «Манифеста коммунистической партии» Фридриха Энгельса и Карла Маркса.

5. В 1870 году, во время поездки в Германию, Тютчев вновь встретился со своей первой любовью Амалией фон Лерхенфельд. После этого он написал стихотворение «Я встретил вас – и все былое…». В 1881 году композитор Леонид Малашкин положил его слова на музыку и создал романс. Ноты издали небольшим тиражом в 300 экземпляров, автора музыки забыли. Популярным стихотворение и песня стали после того, как «Я встретил вас – и все былое…» исполнил оперный певец Иван Козловский.

ВИРТУАЛЬНАЯ КНИЖНАЯ ВЫСТАВКА
«Союз души с душой родной»

Кожинов, В. В. Пророк в своем отечестве : Федор Тютчев / В. В. Кожинов. – Москва : Эксмо : Алгоритм-Книга, 2002. – 512 с. – (История России. Современный взгляд)

Для каждого, кто войдет сердцем и разумом в лирический мир Тютчева, не может не поразить это почти сверхъестественное слияние поистине вселенской мощи духа и предельной утонченности души. Слияние этих, казалось бы, несовместимых свойств и определяет, в частности, незаменимость и абсолютную ценность голоса Тютчева в мировой лирике.

И в своей личной судьбе, в своем частном бытии Федор Иванович Тютчев – бесконечно сложный человек, как бы сотканный из противоречий и разногласий. Вот хотя бы одно из характерных противоречий  тютчевской жизни: поэт был постоянно погружен в сокровенный мир своих глубоко личных переживаний и в то же самое время непрестанно и со всей страстью мыслил о судьбах России, Европы, целого мира. И это сочеталось, срасталось, сливалось подчас в одной и той же фразе какого-нибудь его письма.

И еще одно. Федор Иванович Тютчев был человеком, который крайне мало заботился о том, чтобы выразить, воплотить, утвердить себя внешне, так сказать в публичной жизни.

С другой стороны, чрезвычайно мало свидетельств о Тютчеве оставили и знавшие его современники. Это имеет свое естественное объяснение. Более или менее широкое признание поэтической гениальности Тютчева состоялось очень поздно, лишь в нашем столетии. При жизни поэта лишь несколько человек осознавали всю грандиозность тютчевского творчества. Правда, среди этих людей были Достоевский и Толстой.

Данная книга представляет собой всецело основанный на документах и свидетельствах современников рассказ о судьбе одного из величайших лирических поэтов. Имя Тютчева было включено в число десяти крупнейших русских художников слова. Поскольку лирическое творчество особенно нераздельно связано с жизненной судьбой автора, биография Тютчева имеет первостепенное и поистине необходимое значение для понимания его поэзии; в раскрытии этой глубокой связи жизни и творчества и состоит одна из главных задач книги.

Издание заинтересует как литературоведов в области отечественной поэзии, так и всех любителей деяний и лирики Ф. И. Тютчева.

Чагин, Г. В. Федор Тютчев. Женщины в его жизни и творчестве / Г. В. Чагин. – Челябинск : Урал, 1999. – 288 с. – (Биографические ландшафты).

Данное литературоведческое исследование, которое читается как роман. Легко, гармонично составлено из писем самого Ф. И. Тютчева, его женщин, дочерей, сына и друзей, из стихов и рассказа автора книги о жизни поэта, яркого человека своей эпохи.

Рожденный на 4 года позже Пушкина, Тютчев прожил довольно долгую и богатую событиями жизнь. Многих любил, многих терял, переживал, страдал… По воспоминаниям очевидцев, красавцем не был, однако покорял собеседников живостью языка, интересным разговором, эрудицией и талантом рассказчика; был расчетливым дипломатом и талантливым литератором.

Поэт представлен отнюдь не ангелом, но автор не ставит точки над i, оставляя читателям делать выводы и судить самим… или не судить, а просто узнавать, читать как роман, погружаться в эпоху, узнавать новое.

Человек чрезвычайно сложной судьбы, утонченный европеец и светский лев, расчетливый дипломат и поэт, Тютчев всю жизнь балансировал «на пороге как бы двойного бытия»: чего стоят хотя бы его двуязычие, две родины, двойные любови, «двусемейность».

Любовь, любовь – гласит преданье –
Союз души с душой родной –
Их съединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье.
И…поединок роковой.

По свидетельствам современников, «поэт любил любовь». Первое его любовное признание бесспорно обращено к красавице Амалии Лерхенфельд, больше известной в дальнейшем как баронесса Крюденер. Во время своих встреч они совершали длительные прогулки по улицам Мюнхена и путешествия к прекрасному голубому Дунаю. Именно ей он посвятил своё прекрасное послание:

Твой милый взор, невинной страсти полный,
Златой рассвет небесных чувств твоих
Не мог – увы! – умилостивить их –
Он служит им укорою безмолвной…
Потом были два официальных брака с Элеонорой Петерсон и Эрнестиной Дёрнберг, шестеро детей.

Книга рассказывает о женщинах, которых он любил, о «роковых страстях», в горниле которых и выплавлялись его непревзойденные лирические шедевры.

Еще томлюсь тоской желаний.
Еще стремлюсь к тебе душой –
И в сумраке воспоминаний
Еще ловлю я образ твой…

Особое место в повествовании занимает история взаимоотношений Тютчева с Еленой Денисьевой, адресатом знаменитого цикла лирических стихов, получившего название «Денисьевского». У них родилось трое детей, но сама Елена рано умерла от чахотки в 38 лет.

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!..

Именно она стала его последней любовью. В конце книги приведены отзывы и свидетельства современников Тютчева и некоторых других русских литераторов, хронологическая таблица его жизни и биография поэта в изложении И. Аксакова – зятя Ф. И. Тютчева.

Издание будет интересно всем любителям любовной мемуарной прозы и поэзии.

Федор Иванович Тютчев. Проблемы творчества и эстетической жизни наследия : сборник научных трудов / сост. В. Н. Аношкина ; под ред.: В. Н. Аношкиной и В. П. Зверева. – Москва : Пашков дом, 2006. – 640 с., [1] л. портр.

Предлагаемый сборник является своеобразным спутником вышедшего в издательстве «Классика» шести томного Полного собрания сочинений и писем Ф. И. Тютчева. Литературоведы, которые в большинстве своем участвовали в подготовке этого сборника, поставили себе целью заново прочитать стихотворения и публицистические произведения поэта и осмыслить место и роль литературного наследия Тютчева в русской и зарубежной словесности.

Опираясь на более чем полуторавековую традицию освоения наследия поэта и учитывая мнения выдающихся мыслителей, ученых, литераторов о Тютчеве, авторы сборника стремятся по-новому рассмотреть исходные принципы миросозерцания писателя, его религиозные устремления, социальные позиции, связи с современной ему литературной жизнью.

Авторы статей, различные по возрасту и опыту исследования творчества поэта, объединены в своем желании понять и разгадать русского гения XIX века, выявить величие, столь очевидное в возвышенно-нравственных движениях его поэтической души, в православных истоках лирики. Исследователей воодушевляет непревзойденная красота тютчевских стихов, поэтической русской речи.

Первый раздел сборника освещает ключевые проблемы мировоззрения и творчества Ф. И. Тютчева, а также спорные и недооцененные аспекты его наследия. Второй и третий разделы посвящены взаимоотношениям поэта как с русскими, так и с зарубежными писателями. Публикации, включенные в четвертый раздел подкрепляют отдельными сведениями и фактами, утверждающие духовное величие Ф. И. Тютчева и непреходящее значение его поэтического наследия для мировой культуры.

Книга рассчитана как на специалистов-филологов, так и на широкий круг читателей, интересующихся русской классической литературой.

Россия и Славянский мир в творческом наследии Ф. И. Тютчева : [монография] / под ред. В. Н. Антошкиной. – Москва : Пашков дом, 2011. – 592 с., [16] с. ил. – Указ. имен : с. 570-588.

Россия и вместе с ней Славянский мир оказались в течение нескольких последних столетий в сфере пристального внимания русской и западноевропейской общественности. Актуальная проблематика, связанная с изучением Славянского мира, предусматривает философские, общественно-политические, исторические, литературно-эстетические подходы.

Уже в начале XIX века наступающее время было объявлено «столетием гениев». Пророчество сбывалось, и вслед за Пушкиным пришли выдающиеся писатели и поэты, показатели высоких вершин русской культуры той поры, среди которых был и Федор Иванович Тютчев.

Известными учеными создана коллективная монография, представляющая собой фундаментальное исследование философско-религиозных, историософских, социально-исторических воззрений Ф. И. Тютчева, отраженных в его поэзии, публицистике и эпистолярном жанре.

В данной книге изучаются поэтика, художественное мышление Тютчева, его эстетические представления о времени и пространстве, урбанистическая лирика, высокий риторический стиль как «славянское барокко» гражданско-политических стихов.

…Обломки старых поколений,
Вы, пережившие свой век!
Как ваших жалоб, ваших пеней
Неправый праведен упрек!..

В двух первых частях книги рассматриваются в широком контексте отношение поэта к Православию, идейные связи с деятелями славянофильского движения, художественное своеобразие лирики.

Третья часть издания посвящена малоизученной теме «Тютчев в Славянском мире»: роли Тютчева и его единомышленников в судьбе братских народов, восприятию творчества русского поэта в Чехии. Россия рисуется как красивая страна с долготерпеливым, миролюбивым, православным народом.

Книга адресована литературоведам, историкам, культурологам, преподавателям гуманитарных вузов, а также всем тем, кому интересна личность Ф. И. Тютчева и история Отечества.

Ф. И. Тютчев в документах, статьях и воспоминаниях современников / ред.-сост. Г. В. Чагин. – Москва : Книга и бизнес, 1999. – 512 с. : ил.

У нас имеются сборники мемуарных материалов почти обо всех крупнейших представителях русской литературы. Такого сборника о Тютчеве еще не было. Причиной тому служат дробность и распыленность материала. Часто подлежащие учету данные сводятся всего лишь к нескольким абзацам, не всегда поддающимся выделению из контекста.

Наиболее скудным запасом мемуарных свидетельств располагают исследователи в отношении ранних лет жизни Тютчева. Также скупые обрывки воспоминаний сохранились о Тютчеве-студенте. Единственное исключение составляют дневники его университетского друга М. П. Погодина, который в течение несколько десятилетий изо дня в день вел свои записи.

Другим мемуарным памятником, связанным с юношескими годами Тютчева, является автобиография его наставника С. Е. Раича. В ней он называет Тютчева среди участников собиравшегося у него, когда он уже покинул дом Тютчевых, литературного кружка.

Фактический мемуарно-эпистолярный материал о Тютчеве заграничного периода также достаточно ограничен.

Еще больший интерес представляют мемуары, в которых немалое внимание уделено именно Тютчеву-поэту. Это – воспоминание о нем А. А. Фета. Он назвал Тютчева «одним из величайших лириков, существовавших на земле», «несравненным поэтом и мыслителем».

Обильный фактический материал о поэте содержится в воспоминаниях Е. М. Феоктистова, В. П. Мещерского, А. И. Георгиевского и в дневнике А. В. Никитенко. Остроты Тютчева сохранены в памяти многих мемуаристов.

В конце издания приведены воспоминания жены поэта Эрнестины Федоровны, ее переписка по поводу издания Полного собрания сочинений Ф. И. Тютчева, чтобы показать редакторскую работу этой далеко незаурядной, умной женщины. Также приводится публикация завещания Э. Ф. Тютчевой, в которой обнаруживается множество чисто семейных бытовых подробностей, приводятся сведения о вещах, которыми пользовалась семья поэта на протяжении многих десятилетий, еще хранивших тепло рук великого лирика и его «земного провидения», жены и друга.

Это научное издание сможет заинтересовать как специалистов-литературоведов, так и всех любителей эпистолярного жанра.

Летопись жизни и творчества Ф. И. Тютчева. Кн. 1 : 1803-1844 / сост., отв. ред. Т. Г. Динесман. – Москва : Литограф, 1999. – 340 с. : ил.

Издание труда  И. С. Аксакова «Федор Иванович Тютчев. (Биографический очерк)» положило начало изучению жизненного и творческого пути Тютчева в первый же год после его смерти. В течение 125-ти лет после этого были созданы сотни исследовательских работ, посвященных изучению творческого наследия и биографии поэта.

Накопленный к началу 1990-х годов обширный и разнообразный материал о поэте потребовал систематизации его и обобщения. Наступило время создания новой «Летописи жизни и творчества Тютчева».

Работа над «Летописью» началась в 1992 году. К концу 1998 года была завершена первая ее часть, охватывающая период с 1803 по 1844 годы, именно годы детства и юности поэта, проведенные в Москве и годы, проведенные за границей – на дипломатической службе в Мюнхене, в Турине и снова в Мюнхене на положении частного лица. Завершается эта часть «Летописи» возвращением Тютчева в Россию 3 октября 1844 года.

Заграничный период жизни поэта не был изучен. К началу работы над «Летописью» этот период оставался во многом нерасшифрованной страницей в биографии поэта.

Датировка стихов Тютчева – задача чрезвычайно сложная, а нередко и неразрешимая. Только 22 стихотворения из 140, написанным им до 1844 года, имеют авторскую дату. Что касается остальных, то для большинства из них единственным источником датировки является время первой прижизненной публикации.

Стихи Тютчева датируются в «Летописи» главным образом на основании комментариев К. В. Пигарева в Лирике – самом авторитетном в настоящее время издании стихотворений поэта.

Необходимо сказать несколько слов о письмах Тютчева и о формах их использования. Далеко не все письма за данный период дошли до наших дней.Многие из них безвозвратно утеряны.

До нашего времени дошли 93 письма Тютчева. В настоящее время это издание – самый полный свод писем Тютчева, вобравший в себя почти все предыдущие публикации, а некоторые опубликованы здесь впервые.

В основу построения материалов в «Летописи» положен принцип хронологического расположения материала. Все события описаны в хронологической последовательности – по годам, месяцам, числам.

В ходе работы над «Летописью» были проведены самостоятельные исследования, позволившие установить целый ряд дат и фактов. Результаты этих исследований изложены в статьях, напечатанных в трех «Приложениях» к «Летописи».

Поэта нет уже давно, но осталась его необыкновенная певучая лирика, которая по-прежнему будоражит сердце, трогает душу и так хочется её читать и перечитывать:

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней…
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!..
Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность…
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство и безнадежность.

Спасибо за внимание!